Heinz Schoon 2017 Ulmer Schachtel
Chiliastische Werbung „Eilt nach Osten zu dem neuen Jerusalem. Gott hat Alexander erwählt um Zion zu verteidigen und seiner Braut, der Kirche, eine sichere Stätte zu bereiten.“ „Von Osten scheint die Sonne. Da ist der Zufluchtsort. Dort erwarten uns Freud und Wonne, daher eilt ein Christ nach dort.“
Переселение
В 1817-ом году начались в широком маштабе приготовления к переселению.  Начали организовываться так называемые «Переселенческие товарищества», которые управлялись ими же избранными старостами. Старосты проповедоли, крестили, венчали и проводили другие церковные обряды. При этом они отвечали за общественную кассу. Состоятельные переселенцы отдавали 10 % своего состояния для того, чтобы помочь молообеспеченным переселенцам финансировать переселение. Были и товарищества, члены которых  всё своё имущество отдавали в общую казну. Мои предки принадлежали товариществу Платенгард, руководил которым Адам Бёппле. Они были  выходцами из селения Плиненген вблизи Штуттгарта. В конце 1816-го  года первые товарищества получили разрешения (визы) для переселения в Бессарабию. Дополнительно требовалось получить от русского правительства заграничные паспорта. 250 семей подали прошение посланнику русского правительства в Штуттгарте о разрешении на переселение в Бессарабию. Подателю прошения указывалось на важные условия способствующие въезду в страну: 1) Каждый должен был иметь документ от местных органов управления удостоверяющий, что он является хорошим хозяином и живёт в соответствии с законом. 2) Каждый должен был  иметь солидного поручителя, гарантировавшего, что у заявителя всё имущество оценивается как минимум в 300 гулденов. 3) Каждый должен был давать письменное обещяние, что он не будет  требовать ни авансов, ни компенсаций. Правительство Вюрттемберга пыталось желающих переселиться уговорить остаться в стране – но безуспешно. В конце 1817-го года русское консульство в Штуттгарте объявило, что оно не уполномочено выдавать заграничные паспорта. Предстояло другое разрешение этого вопроса. В Вену было направлено 2 делегата для того, чтобы в русском посольстве получить разрешение на переселение, что им и удалось. После их возращения из Вены пришёл документ из Санкт-Петербурга, подтверждаюший, что переселению ничто не препятсвует. Но русское правительство хотело иметь гарантию  того,что из-за переселения у него не возникнут особых финансовых проблем. 10-го мая 1810-го года заграничные паспорта были вручены желающим переселиться. К тому времени было уже заключено соглашение с пароходством в Ульме, которое обязалось перевозить переселенцев. Все желающие переселиться были разделены на 14 групп, так как невозможно было всех сразу перевезти. 20-го мая 1817 года первые переселенцы покинули на одном из параходов «Ульмер шахтельн» (Ульмские коробчонки) город Ульм. Раз в неделю в Ульме одно товарищество садилось на пароходы. Последнее товарищество покинуло Ульм в августе 1817 года. До Вены в пути не было никаких проблем. Переселенцы должны были там пересаживаться на другие пароходы. Русский посланник в Вене посоветовал переселенцам двигаться по суше через Галицию до Одессы. К сожалению, этот совет никто не принял. Первые проблемы возникли сразу же после Вены. Пароходы были переполнены, что привело к первым столкновениям среди  переселенцев. Появились проблемы финансирования. А у двух товариществ были похищены кассы. Переселенцы в пути подвергались вымогательству со староны чиновников. Питание ухудшилось из-за отсутствия финансов. В Бухаресте первые переселенцы были вынуждены подать прошение русским посланникам о выдаче им аванса на оплату проезда. Первые переселенцы покидали свои товарищества для того, чтобы работать на поместьях венгерских и молдавских землевладельцев. Ужасная теснота, резкая перемена погоды (жара, холод, дождь), а также нечистая питьевая вода из Дуная привели к болезням и к первым смертельным случаям. По пробытии в Измаил русское правительство объявило карантин для всех вновь прибывших, чтобы предотвратить проникновение болезней на территорию русского государства. Переселенцев поселили на островке в устье Дуная, где они многие месяцы должны были находиться. Этот привал был неподготовленным и совершенно не годился для проживания людей под открытым небом. Правительство выделяло продукты питания, но их было недостаточно. Из-за этого переселецы были вынуждены продавать часть своих вещей,  чтобы купить продукты питания. По неподтверждённым данным более 1.200 человек умерло в пути. После того, как был снят карантин и путь мог был быть продолженным, 98 семей приняли предложение русского правительства поселиться внедалеке, в Бессарабии. Они отказались от своего прежнего плана переселиться на Кавказ. Эти 98 семей были поселенены примерно в 80-и киллометрах от Измаила, в колонии номер 12 в долине Когельник. Эта колония впоследсвии стала именоваться Теплиц. Оставшиеся переселенцы продолжили свой путь в направлении Кавказа. Как известно: «тысячелетнее царсво» - воскресение Христа в 1836 году не состоялось.
 Heinz Schoon 2017
В 1817-ом году начались в широком маштабе приготовления к переселению.  Начали организовываться так называемые «Переселенческие товарищества», которые управлялись ими же избранными старостами. Старосты проповедоли, крестили, венчали и проводили другие церковные обряды. При этом они отвечали за общественную кассу. Состоятельные переселенцы отдавали 10 % своего состояния для того, чтобы помочь молообеспеченным переселенцам финансировать переселение. Были и товарищества, члены которых  всё своё имущество отдавали в общую казну. Мои предки принадлежали товариществу Платенгард, руководил которым Адам Бёппле. Они были  выходцами из селения Плиненген вблизи Штуттгарта. В конце 1816-го  года первые товарищества получили разрешения (визы) для переселения в Бессарабию. Дополнительно требовалось получить от русского правительства заграничные паспорта. 250 семей подали прошение посланнику русского правительства в Штуттгарте о разрешении на переселение в Бессарабию. Подателю прошения указывалось на важные условия способствующие въезду в страну: 1) Каждый должен был иметь документ от местных органов управления удостоверяющий, что он является хорошим хозяином и живёт в соответствии с законом. 2) Каждый должен был  иметь солидного поручителя, гарантировавшего, что у заявителя всё имущество оценивается как минимум в 300 гулденов. 3) Каждый должен был давать письменное обещяние, что он не будет  требовать ни авансов, ни компенсаций. Правительство Вюрттемберга пыталось желающих переселиться уговорить остаться в стране – но безуспешно. В конце 1817-го года русское консульство в Штуттгарте объявило, что оно не уполномочено выдавать заграничные паспорта. Предстояло другое разрешение этого вопроса. В Вену было направлено 2 делегата для того, чтобы в русском посольстве получить разрешение на переселение, что им и удалось. После их возращения из Вены пришёл документ из Санкт-Петербурга, подтверждаюший, что переселению ничто не препятсвует. Но русское правительство хотело иметь гарантию  того,что из-за переселения у него не возникнут особых финансовых проблем. 10-го мая 1810-го года заграничные паспорта были вручены желающим переселиться. К тому времени было уже заключено соглашение с пароходством в Ульме, которое обязалось перевозить переселенцев. Все желающие переселиться были разделены на 14 групп, так как невозможно было всех сразу перевезти. 20-го мая 1817 года первые переселенцы покинули на одном из параходов «Ульмер шахтельн» (Ульмские коробчонки) город Ульм. Раз в неделю в Ульме одно товарищество садилось на пароходы. Последнее товарищество покинуло Ульм в августе 1817 года. До Вены в пути не было никаких проблем. Переселенцы должны были там пересаживаться на другие пароходы. Русский посланник в Вене посоветовал переселенцам двигаться по суше через Галицию до Одессы. К сожалению, этот совет никто не принял. Первые проблемы возникли сразу же после Вены. Пароходы были переполнены, что привело к первым столкновениям среди  переселенцев. Появились проблемы финансирования. А у двух товариществ были похищены кассы. Переселенцы в пути подвергались вымогательству со староны чиновников. Питание ухудшилось из-за отсутствия финансов. В Бухаресте первые переселенцы были вынуждены подать прошение русским посланникам о выдаче им аванса на оплату проезда. Первые переселенцы покидали свои товарищества для того, чтобы работать на поместьях венгерских и молдавских землевладельцев. Ужасная теснота, резкая перемена погоды (жара, холод, дождь), а также нечистая питьевая вода из Дуная привели к болезням и к первым смертельным случаям. По пробытии в Измаил русское правительство объявило карантин для всех вновь прибывших, чтобы предотвратить проникновение болезней на территорию русского государства. Переселенцев поселили на островке в устье Дуная, где они многие месяцы должны были находиться. Этот привал был неподготовленным и совершенно не годился для проживания людей под открытым небом. Правительство выделяло продукты питания, но их было недостаточно. Из-за этого переселецы были вынуждены продавать часть своих вещей,  чтобы купить продукты питания. По неподтверждённым данным более 1.200 человек умерло в пути. После того, как был снят карантин и путь мог был быть продолженным, 98 семей приняли предложение русского правительства поселиться внедалеке, в Бессарабии. Они отказались от своего прежнего плана переселиться на Кавказ. Эти 98 семей были поселенены примерно в 80-и киллометрах от Измаила, в колонии номер 12 в долине Когельник. Эта колония впоследсвии стала именоваться Теплиц. Оставшиеся переселенцы продолжили свой путь в направлении Кавказа. Как известно: «тысячелетнее царсво» - воскресение Христа в 1836 году не состоялось.
Переселение