Heinz Schoon 2017
Ausspruch eines Siedlers: “ Des isch koi Russland, desch isch a Sauland.! “Es war ein ödes, baumloses, mit Disteln und Dornen bewachsenes Land, in dem sich viel Ungeziefer aufhielt.” Das schrieb Herbert Weiß in seiner Chronik.
Поселение
После того, как карантин на дунайском островке русским правительством был снят, переселенцы двинулись в тяжёлый путь в направлении Бессарабии. Остатки имущества они перевозили на бычих повозках. Ещё в пути переселенцам стало ясно, что эти степные угодья будет очень тяжело обрабатывать. Предполагается, что переселенцы в конце августа достигли колонию номер 12. Условия для поселения были очень плохими. Люди были истощены, голодны и больны. Очень многие заболели дизентерией. За первые 5 месяцев умерло более 100-а человек. Для них в предназначенном месте, в долине Когельник, они построили себе землянки для того, чтобы в них перезимовать. Как и поселенцы других колоний они, к сожалению, тоже не получили им надлежащую помощь. Каждый колонист получил от правительства земельный надел (прим.65 га.), телегу, пару быков, плуги и бороны. Сразу по прибытии земля была разбита на дворовые участки и передана поселенцам. Уже в 1818 году они начали обрабатывать землю. Степные угодья не были культивированы, что вынуждало поселенцев прилагать большие физические усилия для превращение степи в пашню. Кроме осота, сорняка и высокой травы на этой безлесной земле ничего не росло. Суслики, называемые земляными зайцами, и прежде всего саранча пожирали большую часть урожая и ухудшали тем самым  полезное использование земли. Надежду на хорошие урожаи вселяло наличие плодородного чернозёма. Колония номер 12 (позже Теплиц) располагалась у речушки Когельник. Летом речушка походила на ручеёк, которая же после проливных дождей и таяния снегов быстро выходила из своих берегов, что вело к затоплению части села. Правительство предоставило недостаточное количество плугов, борон, рабочего скота и семян. Первый посев, как описывал хронист Теплицы Герберт Вайс, был осуществлён благодаря тяпке. Позже стали применяться деревянные плуги, обтянутые металлом. Две-три пары быков тянули плуги. Поселенцы сеяли пшеницу, овёс, ячмень, пшено и кукурузу. Жито косилось серпами, вязалось в снопы, а потом молотилось. Молотить можно было лишь в сухую погоду при огромном физическом напряжении. Часто молотьба заканчивалась лишь в ноябре. Степь благоприятствовала выращиванию скота. Сначала разводились коровы и быки. Но уже через год в Теплице появились лошади. Через некоторое время в хозяйствах были овцы, свиньи и птица. Летом пастухи пасли лошадей, коров и овец на общественных пастбищах или скошенных полях. Воды в Когельнике особенно летом было недостаточно, поэтому в Теплице было выкопано поселенцами 2 колодца для обеспечения скота водой. Начиная с 1832-го года на северной горной цепочке появились первые виноградники. Каждая семья занималась виноделием. Сначала степь представляла собой унылый вид. Но вскоре поселенцы начали сажать деревья, том числе и фруктовые. Посадка деревьев имела целью предотвратить по причине сильных ветров высыхание почвы и эррозии земли. За годы, вплоть до выселения ,все земельные участки колонии были розданы. Из ни к чему не пригодной степи, которую переселенцы увидели 1817 году,  в скоре предстало протцветающее сельское хозяйство.
 Heinz Schoon 2017
Поселение
После того, как карантин на дунайском островке русским правительством был снят, переселенцы двинулись в тяжёлый путь в направлении Бессарабии. Остатки имущества они перевозили на бычих повозках. Ещё в пути переселенцам стало ясно, что эти степные угодья будет очень тяжело обрабатывать. Предполагается, что переселенцы в конце августа достигли колонию номер 12. Условия для поселения были очень плохими. Люди были истощены, голодны и больны. Очень многие заболели дизентерией. За первые 5 месяцев умерло более 100-а человек. Для них в предназначенном месте, в долине Когельник, они построили себе землянки для того, чтобы в них перезимовать. Как и поселенцы других колоний они, к сожалению, тоже не получили им надлежащую помощь. Каждый колонист получил от правительства земельный надел (прим.65 га.), телегу, пару быков, плуги и бороны. Сразу по прибытии земля была разбита на дворовые участки и передана поселенцам. Уже в 1818 году они начали обрабатывать землю. Степные угодья не были культивированы, что вынуждало поселенцев прилагать большие физические усилия для превращение степи в пашню. Кроме осота, сорняка и высокой травы на этой безлесной земле ничего не росло. Суслики, называемые земляными зайцами, и прежде всего саранча пожирали большую часть урожая и ухудшали тем самым  полезное использование земли. Надежду на хорошие урожаи вселяло наличие плодородного чернозёма. Колония номер 12 (позже Теплиц) располагалась у речушки Когельник. Летом речушка походила на ручеёк, которая же после проливных дождей и таяния снегов быстро выходила из своих берегов, что вело к затоплению части села. Правительство предоставило недостаточное количество плугов, борон, рабочего скота и семян. Первый посев, как описывал хронист Теплицы Герберт Вайс, был осуществлён благодаря тяпке. Позже стали применяться деревянные плуги, обтянутые металлом. Две-три пары быков тянули плуги. Поселенцы сеяли пшеницу, овёс, ячмень, пшено и кукурузу. Жито косилось серпами, вязалось в снопы, а потом молотилось. Молотить можно было лишь в сухую погоду при огромном физическом напряжении. Часто молотьба заканчивалась лишь в ноябре. Степь благоприятствовала выращиванию скота. Сначала разводились коровы и быки. Но уже через год в Теплице появились лошади. Через некоторое время в хозяйствах были овцы, свиньи и птица. Летом пастухи пасли лошадей, коров и овец на общественных пастбищах или скошенных полях. Воды в Когельнике особенно летом было недостаточно, поэтому в Теплице было выкопано поселенцами 2 колодца для обеспечения скота водой. Начиная с 1832-го года на северной горной цепочке появились первые виноградники. Каждая семья занималась виноделием. Сначала степь представляла собой унылый вид. Но вскоре поселенцы начали сажать деревья, том числе и фруктовые. Посадка деревьев имела целью предотвратить по причине сильных ветров высыхание почвы и эррозии земли. За годы, вплоть до выселения ,все земельные участки колонии были розданы. Из ни к чему не пригодной степи, которую переселенцы увидели 1817 году,  в скоре предстало протцветающее сельское хозяйство.